L’absent de l’histoire